Книгa священника Александра Захарова

ГДЕ НАЙТИ СЧАСТЬЕ

По благословению высокопреосвященнейшего Вениамина,
архиепископа Владивостокского и Приморского

Издание храма во имя святых
Царственных Страстотерпцев
в Сологубовке


  Санкт-Петербург 2007




Слово о счастии


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Если бы мы сейчас вышли на улицу и стали спрашивать прохожих: "Чего бы Вы хотели больше всего в жизни?" – мы получили бы множество самых разнообразных ответов. Но суть всех ответов была бы одна: "Хочу быть счастливым!" Это общее желание всех людей: и мужчин, и женщин, и образованных, и необразованнных, малых и старых. Вряд ли можно встретить человека, который бы сказал про себя: "Я не хочу быть счастливым. Я вот такой человек, что хочу жить плохо".

Но вот странность: все люди хотят быть счастливыми, а счастья в жизни всегда было и теперь есть не так уж много – гораздо больше скорбей, горя, всякого рода неприятностей и переживаний. В чем же дело?

Ведь мы знаем, что если люди объединяются каким-то одним желанием, то эти люди преодолевают любые препятствия и добиваются желаемого. Люди перегораживают плотинами многоводные реки, покоряют океаны, совершают космические полеты, пустыни в цветущие сады превращают. И это все делают сравнительно небольшие группы людей, движимые одной целью. А тут – не группы людей, а все люди хотят быть счастливыми; и это у них так плохо получается.

Почему?

Долгое время считалось (а многие еще и теперь считают), что счастье человеческое напрямую зависит от материального достатка: чем достатка больше – тем и счастья больше. Многие надеялись и старались осчастливить людей, облегчая их труд, окружая комфортом, улучшая условия жизни. Кажется, уже облегчили и улучшили вполне. Но, оказывается, что человек может и в "Мерседесе", и в евростандартной квартире, и при телевизоре и видеомагнитофоне быть глубоко несчастным.

От чего же, в таком случае, зависит счастье? Где его искать? Если комфорт не гарантирует счастья – что его гарантирует? И может ли вообще хоть что-то гарантировать счастье?..

Вопрос непраздный. Вопрос, может быть, самый наисущественный в жизни человеческой, учитывая, что каждый человек, как мы уже сказали, хочет быть счастливым. И, может быть, только этого-то искренне, от всей души и хочет. Ужели при таком общем и искреннем желании счастья мы его на этой грешной земле так и не разыщем?..

Чадца мои милые, и впрямь не разыщем, покуда эта земля будет населяться грешниками, и покуда мы будем искать счастья там, где его найти невозможно...

Мы его сейчас ищем для себя кто где: кто-то ищет на верхних ступенях общественной лестницы – для таких людей счастье обусловливается высокой и хорошо оплачиваемой должностью; другой ищет счастья в интересной работе, третий – в интересных книгах, развратник – в красивых женщинах, пьяница – в вине, наркоман – в героине или марихуане... Кто в чем. Отчего же не находим? Не находим, потому что не там ищем. Такое бывает, когда человек заблудится в лесу и выбирает из множества лесных тропинок – какая же ведет к дому? Выберет одну, идет по ней, а она теряется в зарослях или упирается в болото. Он – на другую. И другая – в болото... Хочет-то он домой, а идет часто в обратном направлении, все дальше от дома, все ближе к какой-нибудь гибельной трясине. Завидя издали просвет, радуется, думает: кончается лес – а это начинается болото. Так и в жизни – как в дремучем лесу. Не знаешь порой, куда идти. Люди вокруг снуют во всех направлениях. Тропинок безчисленное множество. Какую же избрать? Какая ведет к счастью? Кто подскажет? Какой просвет означает опушку леса, какой – болото?

О, как часто мы выбираем в жизни неверную тропинку! И в итоге жизненный путь упирается в жизненный тупик: душевное разочарование, неудовлетворенность жизнью, уныние, приходят мысли о самоубийстве.

Дабы не быть голословным, приведу пример из жизни. В те годы, которые мы теперь называем "застойными", мне довелось прочитать в газете коротенькое сообщение о том, что "в жестоком мире капитала" покончил жизнь самоубийством сын миллионера. При нем нашли предсмертную записку такого содержания: "Взял от жизни все. Ничего интересного в ней не нашел. Ухожу из жизни добровольно". Все это подавалось тогда, известно, с какими комментариями: "Ах, как ужасен их мир и как прекрасен наш социализм!.." Но дело совсем не в том, что он жил в мире капитала. В любом месте, в любое время, при любом общественном устройстве радости, доставляемые материальными благами, имеют свойства притупляться. Можно радоваться новому автомобилю день, два, неделю. Но потом к нему привыкаешь. Но это хорошо, если автомобиль надоел, однако хочется еще чего-то – яхту или самолет... А если есть уже и самолет, и вообще все, чего хотелось?.. Иные думают, что вот тогда-то и наступит полнейшее счастье, когда уже нечего делать и нечего желать. Глубочайшее заблуждение. Тогда наступит то, что случилось с сыном миллионера.

Да, деньги значительно расширяют свободу наших действий. Да, свобода – одна из важнейших потребностей человека. Но ведь самый-то интерес жизни человеческой не в свободе как таковой, но в самозабвенном служении, свободно выбранной цели. Едва человек становится вполне свободным, тут же является вопрос: что ему с этой свободой делать, куда употребить? Свобода сама по себе не дает жизни никакого содержания. И содержание, и смысл, и интерес к жизни дает присутствие в ней чего-то горячо любимого и стремление к этому любимому приблизиться.

Чем обусловливается счастье? При всем разнообразии ответов на этот вопрос, можно вычленить один общий ответ, с которым согласятся все: счастье человеческое обусловливается теми успехами или неудачами, которые человек встречает на пути к желанной цели. Успехи делают его счастливым, неудачи огорчают. А разные мнения о счастии – только от того, что разные люди преследуют в жизни разные цели. Но если пьяница стремится к вину – так он и счастлив, когда оно у него есть, а несчастлив – когда вынужденно блюдет "сухой закон"; если врач стремится вылечить больного – он рад, когда дело идет на поправку, и огорчается, если болезнь осложняется. Можно взять для примера любого человека... Да возьмите хоть каждый сам себя. И спросите: когда и почему Вы были счастливы? И когда несчастны?.. Вот видите: счастливы, когда достигали желаемого, получали, чего хотели, а несчастны – когда это по каким-то причинам не удавалось. И степень счастья (или несчастья) зависит от того, насколько сильно хотели. Вот где воистину прямая зависимость: чем сильнее хотелось чего-то, тем больше радость при получении искомого.

Успехи, приближающие нас к желанной цели – вот единственный источник наших радостей. Когда все цели достигнуты и желать уже больше нечего, этот источник иссыхает и всякая надежда на радость в дальнейшей жизни испаряется. Я бы рекомендовал всем людям, уповающим найти счастье в материальных благах, крупными буквами переписать и повесить у себя дома на видном месте ту предсмертную записку. Если кроме земного, вещественного, у вас в жизни нет никаких целей – тогда вот цель, к которой вы идете и в конце концов придете: безысходная тоска, подталкивающая к самоубийству. Вы теперь еще не залезли в петлю лишь потому, что еще не все ваши желания удовлетворены. Когда вы, подобно тому молодому человеку, удовлетворите их вполне и без остатка – вы, поверьте, сделаете тот же вывод, что и он: когда уже больше нечего желать – тогда уже больше незачем и жить.

Самые страшные времена не позади – где были тяжелый, изнурительный физический труд, дикие звери, неумение бороться с болезнями, отсутствие грамотности, хорошего питания и т. п. Самые страшные времена – впереди: где грамотные, сытые, безбедно, безболезненно, безопасно и комфортно существующие люди неожиданно обнаружат безсмысленность своего дальнейшего существования. Если эти люди не обратятся к Богу, они закончат мировую историю такой страшной агонией, перед которой померкнут все ужасы прежних варварских времен.

И смысл, и счастье в жизни, и самую-то жизнь дарует лишь Бог. Ибо Он – "Сокровище благих и жизни Податель" ("Сокровищница всяких благ и Податель жизни"). Вне Бога – только обман диавола. (Слово "диавол" так с греческого и переводится: "обманщик").

Можно ли назвать осмысленной жизнь, протекающую, что называется, "от зарплаты до зарплаты"?.. Конечно, какие-то сиюминутные задачи в жизни присутствуют у каждого: заработать на пропитание, купить обнову к празднику, вылечиться, если заболел... Но это ведь не цели жизненные – это только средства для достижения цели. Автомобиль существует не для того, чтобы его заправлять бензином и ремонтировать. Его бензином заправляют и ремонтируют, чтобы он людей или грузы перевозил. А иной человек, складывается впечатление, только для того и живет, чтобы "заправлять" себя продуктами питания и "ремонтировать" (часто из-за "перезаправок"). Родные мои, недостойно это человека – жить безсмысленней автомобиля.

Едва ли можно назвать счастливой жизнь многих наших современников, добывающих свое счастье и деньгами и бицепсами, где угодно и любыми средствами, только не там, где им его Благой их Создатель дарит, просто дарит: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим" (Мф. 11, 28-29). Но мы, вместо того, чтобы откликнуться на зов Христа и прийти к Нему, идем на зов телевизионных зазывал, зазывающих нас каждый на свою тропу, обещающих нам, что покой нашим душам дадут разные маги, астрологи, гипнологи, целители и экстрасенсы, а свое счастье мы сможем найти, совершив поездку в Турцию или Арабские Эмираты или же съев плитку "Сникерса"; слушаем вместо Христа своих авторитетных друзей и подруг, "умеющих жить"... Кого мы только ни слушаем! Где только ни ищем своего счастья!..

Чревоугодник ищет счастья в изысканной и обильной трапезе. И вот он пьет это свое "счастье" полной чашей и попадает и больницу с ожирением или инфарктом. Вот так осчастливил себя! У пьяницы счастье в стакане. Его счастье строится на истерзанных родительских сердцах, на слезах жены, на загубленном здоровье детей, на собственном загубленном здоровье... Счастье ли это? Блудник думает быть счастливым, соблазнив чью-то жену, растлив чью-то дочь. И даже не задумывается при этом, какой острый нож он вонзает этим в сердце мужу этой женщины или же отцу растленной дочери... Счастье честолюбца – в высокой должности, он идет к этой должности часто по чьим-то головам... Счастье сребролюбца в деньгах. И вот он всеми правдами и неправдами набивает свои карманы и банковские счета этим "счастьем", поступаясь при этом совестью, идя часто на обман, а то и кражу или даже убийство... Вот так и строим мы каждый свое счастье – на чьем-то горе, страдании, на чужих слезах и крови.

Когда во все это вдумываешься, становится прозрачно понятной и совсем не странной эта "странность" – почему при общем желании счастья его на земле всегда было и теперь есть так мало? Мало счастья от того, что много греха. Желают-то все люди счастья – да вот ищут-то его часто там, где оно и рядом не лежало: на дорогах греха и порока, где рассыпаны одни скорби.

Чадца мои родные, единственно верный ответ на этот самый насущный для всех нас вопрос "Где найти счастье?" – надо искать не в телевизоре, не в рекламных проспектах, не у друзей, "умеющих жить", и даже не у папы с мамой, хотя родители, конечно же, более чем кто-либо другой желают счастья своим детям, но и они способны ошибаться. Единственно верный ответ на этот вопрос может дать лишь Бог. Ибо Он, в отличие от людей, не ошибается и любит всех нас. А значит, и счастья желает всем нам. Люди любят тех, кто им приятен; Бог любит всех. Ибо все мы – Его дети. И любит Он нас до такой степени, что отдал за нас, грешников, на распятие Своего Сына. "Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками" (Рим. 5, 6-8). Зачем же Он умирал ради нас, грешников? На этот вопрос отвечает святой апостол и евангелист Иоанн Богослов: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3, 16). Не погиб – но имел жизнь вечную! Христос умирал, чтобы мы не умерли.

Вот цель, поставленная Богом перед человеком – жизнь вечная. Большая цель, наполняющая смыслом всю нашу временную жизнь – жизнь вечная, Царство Небесное. Смыслом же этой вечной жизни является вечное богопознание и вечное богоуподобление: "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа" (Ин. 17, 3) – это о богопознании; и – о богоуподоблении: "будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный" (Мф. 5, 48). В богопознании и богоуподоблении находит душа человеческая единственное прибежище от неизбежных при погоне за иными идеалами горестей, пустоты и разочарования. Ибо любые другие цели – достижимы, а значит, исчерпываемы и преходящи; и только эта цель вечна, а значит, всегда желанна – стремление приблизится к Богу в своих знаниях о Нем и стать совершенным, как Он. Причем чем ближе к этой желанной цели подвигаешься, тем она становится желанней. И эта вечная жизнь ожидает каждого из нас не по ту сторону смерти, как считают иные. Она – всегда, на то она и вечна. Да вот беда – мы не всегда в ней. Бог зовет к обóжению, мир сей – к оскотиниванию. И души наши часто откликаются на зов мира сего с его князем-диаволом. Но "князь мира сего осужден" (Ин. 16, 11). И мы осуждены и обречены, если следуем за ним. Следуя за обманными миражами, найти можно только пустоту. Душа человеческая рано ли, поздно ли, но обязательно это осознает.

Атеисты говорят: если будешь искать счастья на небе – так не увидишь его здесь, на земле. Неправду они говорят, наоборот все: если будешь искать счастье здесь на земле – не увидишь его ни на земле, ни на небе. А если будешь искать счастья на небе – будешь счастлив и тут, и там.

Давайте посмотрим: что от нас требуется для стяжания Царствия Небесного? Делать добро и не грешить.

А теперь давайте посмотрим: что такое "делать добро"? Ведь это не что иное, как умножать счастье – и свое, и ближних. Накормил ли ты голодного, помог ли больному или хоть просто посуду после ужина вымыл, когда все в доме устали и ты в том числе – все это твои маленькие добрые дела и вместе твои маленькие шажки к Царству Небесному. Делать их подчас очень трудно – проще накричать на жену, что она "грязнуля", плохая хозяйка. Но если этот маленький шажок, несмотря на трудность, все-таки сделан – какая светлая радость бывает на душе! Таким образом, делание добра – это рассеивание по миру радости, это делание счастливыми и себя, и своих ближних – тех, кому ты это добро делаешь.

А теперь давайте посмотрим, что такое "делание грехов"? Что происходит, когда мы воруем, убиваем, клевещем, совершаем супружеские измены?.. Да, мы становимся недостойными Царства Божия: "ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии [рукоблудники], ни мужеложники [гомосексуалисты], ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют" (1 Кор. 6, 9-10). Но греша, мы несчастим не только себя – несчастим и своих ближних, тех, кто становится жертвой наших грехов – кого мы избиваем, обворовываем, обманываем, оскорбляем, унижаем. Таким образом, если "делание добра" мы назвали "рассеиванием радости", то "делание грехов" можно с полным основанием назвать "рассеиванием горя".


Тут, может быть, к месту будет сказать об исконном значении слова "грех". В современном понимании под этим словом разумеется чаще всего какое-то плохое дело. Изначальное же значение его было более узко, но, пожалуй, и более точно. Оно означало не плохое дело вообще, а конкретное плохое (в смысле "не удавшееся", "плохо сделанное") дело – "плохой выстрел". Слово "грех" (греч. – аmаrtiа) пришло в общеразговорный язык из профессиональной терминологии воинов и охотников. Там оно означало промах, ошибку, буквально – "непопадание в цель" (в русском языке есть слово "огрех", означающее именно ошибку). Так вот человек, стремясь к пороку, греху, он ведь и в этом своем стремлении пытается реализовать все ту же потребность в счастье, вкорененную в нас от самого рождения и сопровождающую до смерти.

Почему пьяница пьет? Почему развратник развратничает?.. Да потому, что им это нравится, потому что и грех способен доставлять удовольствие! На этом строится вся "индустрия греха". Но и творцы этой индустрии, которым она доставляет баснословные прибыли, и потребители этой индустрии, которых она часто разоряет дотла – и те, и другие в конечном итоге оказываются несчастными людьми, "промахнувшимися" мимо цели. Уповая найти счастье в грехе, человек жестоко ошибается – вместо счастья он находит лишь мимолетное удовольствие, рассеивающееся, как дым. И в пустой душе на месте этого "испарившегося счастья" поселяется разочарование и все прочее, о чем уже выше достаточно говорилось.

Особое коварство греха заключается в том, что, погружаясь в него, человек сам не замечает, как и когда он уже перестает быть хозяином над собой, а становится рабом греховной страсти. Блудник, чревоугодник, пьяница, наркоман, человек, пристрастившийся к азартным играм – все эти люди часто уже совершенно отчетливо понимают, что гибнут, и наверняка погибнут, если не освободятся от поработившего их греха. Но так с этим пониманием и погибают... Грех – нарядная бархатистая зеленая травка, прикрывающая трясину. Под этой травкой с красивыми цветочками – бездны ада. Ступить на эту "привлекательную лужайку" – очень просто. Выбраться вновь на твердую почву бывает подчас крайне тяжко!

Родные мои, не обманитесь, не ошибитесь, не "промахнитесь"!

Это "Слово о счастии" хотелось бы мне, конечно, закончить пожеланием всем счастья, стяжания Царства Божия чрез стяжание святости. Однако я обнаружил бы полную свою несостоятельность как священник, если бы возомнил, что каждый прочитавший это "слово" и даже понявший, что он живет не так, как надо, тут же переменит свою жизнь и заживет как надо. Православному священнику, может быть, более чем кому-либо из людей известно, какое большое расстояние лежит от благого желания до исполнения сего желания в жизни. Посему ничем не обольщаюсь, но все же прошу: внемлите мне, подобные мне грешники – грешниками вы тотчас же быть не перестанете и даже совсем и никогда ими быть не перестанете, даже если станете святыми. "Ибо нет человека, который не грешил бы..." (3 Цар. 8, 46). Но есть грешники, видящие свой грех и оплакивающие его; и есть грешники, радующиеся своему греху и за грех его не считающие. Помоги вам Бог осознать себя первыми грешниками. Из таких-то и выходят святые.

Что требуется, чтоб жить по-божески и стяжевать святость – тема для другого "слова". Но уже и то будет много, если мы хотя бы захотим святости.

В начале я указывал на тот факт, что если люди объединяются вокруг одной цели и дружно ради этого трудятся, эти люди преодолевают любые препятствия и в конце концов достигают желаемого. Главная задача этого "слова" – привлечь внимание к цели, единственно достойной человека, к той цели, которую ставит перед человеком Бог: к Царству Небесному, к вечной жизни. Уже и то будет много, если мы хотя бы возжелаем сего и осознанно поставим главной целью своей жизни не деньги, не должности, не комфорт, не греховные удовольствия, в таком обилии разливающиеся ныне по святой-то Руси, – но то, что искони являлось на святой Руси ее главной исторической и метаисторической целью: Царство Небесное, вечную жизнь. Уже и то будет много, если мы будем хотя бы знать, как надо жить. А уж заживем мы после этого, как надо, или будем продолжать жить, как не надо – каждый решит самостоятельно.

М.Ю. Лермонтов в предисловии к "Герою нашего времени" пишет: "Не думайте, чтоб автор этой книги имел когданибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества!.. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить – это уж Бог знает!" Болезнь нам действительно известна: наша болезнь, главный источник наших скорбей и бед – наши грехи. И как ее излечить – Бог действительно знает, через святых Своих сообщая и нам, грешным, как вылечиться от той или иной болезни (избавиться от того или иного греха). Единственное, чего не могут сделать для нас ни Бог, ни святые – захотеть за нас вылечиться. Это уже зависит от нас.

Так помоги же нам, Господи, сделать хотя бы то, что в нашей власти – захотеть избавиться от наших грехов и возжелать исправить свою жизнь. В этом наше единственное счастье. Но мы и к счастью-то своему не можем устремиться без Твоей помощи. Писал святой апостол Павел: "...желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброе, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?" (Рим. 7, 18-19, 22-24).

Господи, и мы такие же: и бедные, и ни на что доброе неспособные без Тебя! Но как Ты избавил его, Павла, от сего тела смерти и соделал святым апостолом – так помоги и нам противоборствовать греху и соделай нас достойными Царства Твоего. Мы грешные и недостойные – но мы вручаем себя Тебе: Всемогущему и Всеблагому – соделай нас праведными и достойными. Мы слабы – но мы просим Тебя, Всесильный, – возьми нас такими, какие мы есть, и соделай нас такими, какими Ты хочешь нас видеть. Всецело вверяем себя воле Твоей святой. Управь нашу жизнь, как Тебе угодно: только бы она протекала на счастье нам и ближним нашим, и во славу Твою, Господи!

Аминь.


Слово в день празднования памяти
преподобного Серафима
Саровского чудотворца


19 июля/1 августа и 2/15 января


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Разные люди по-разному пытаются оставить свои имена в мировой истории или хотя бы в истории родной страны: военные люди воюют и присоединяют к своему Отечеству новые территории, путешественники и первопроходцы мирным путем открывают и осваивают новые земли, кто-то трудится на ниве искусства, сочиняет книги, рисует картины, пишет музыку, государственные деятели вершат государственные дела.

Но вот сегодня мы вспоминаем человека, который ничем подобным не занимался и, скорее всего, даже не помышлял оставить свое имя на страницах истории, однако же это имя в истории – по крайней мере, России – столь известно и почитаемо, что такой известности могут позавидовать многие и многие полководцы, путешественники, писатели, художники, композиторы и государственные люди.

Чем же он, не написавший ни одной книги, ни картины, не имевший ни власти, ни богатства, ни знатного происхождения, ни особой телесной красоты, ни даже здоровья, – чем этот "убогий Серафим", как он сам себя называл, снискал такую известность?

Снискал жизнью своей, всецело отданной на служение Богу и людям!

Преподобный Серафим жил в сложное время, в чем-то похожее на наше. Он был старшим современником Пушкина. Главная схожесть того времени с нашим была в прозападных симпатиях большой части образованных русских людей, признанных быть организующей и направляющей силой нации. Эти "мозги нации" были тогда даже прозападней нынешних. Наши руководители разных рангов хоть и выучили худо-бедно английский язык, но все-таки между собой общаются на русском. Те и между собой общались исключительно на французском языке и знали его часто лучше русского. Победоносно завершая Отечественную войну 1812 года, русские прошлись по Европе – и понравилась им Европа. Вместе с родной речью из жизни стали устраняться и родные обычаи, унаследованный от отцов православный уклад жизни, традиционные духовные ценности, неразрывно связанные с церковным мировоззрением. И говорить, и жить, и думать стали на западный манер. На смену церковному мировоззрению и укладу жизни пришли секулярная (нецерковная) культура с таким же нецерковным, светским образом жизни. Вместо Бога и души во главу угла стали поставляться новые высшие ценности: человеколюбие без Бога и материальный прогресс. Такой секулярный образ жизни и мышления делается в великосветских кругах нормой; церковное мироощущение встречается в этих кругах все реже и становится исключением. Знакомство с идеями западных вольнодумцев вызывает брожение в умах, выливающееся в восстание декабристов. Нецерковность постепенно превращается в антицерковность. Название всего вышеописанного можно уместить в одном слове: "расцерковление".

И вот в это время является человек, всей своей жизнью доказывающий, что жить с Богом лучше, чем без Бога.

Преподобный Серафим явился как бы альтернативой декабристам. Те привлекали к себе более всего тем, что объявляли себя борцами за счастье народа. Декабристскому пути осчастливливания ближних посредством общественно-политических преобразований преподобный Серафим противопоставил путь религиозно-духовного делания. Прежде чем преобразовывать мир – преобразись сам. Зачем тебе сразу переделывать мир – по силам ли? И знаешь ли, как переде- лывать, с чего начинать и чем заканчивать? Для начала переделай хотя бы маленькую частичку этого мира – себя. После этого сможешь быть воистину благодетелем человечества. А без этого при всех твоих благих намерениях, с которыми ты выступаешь воевать за счастье людей, ты можешь доставить этим людям гораздо больше горя и скорбей, чем счастья. Эти твои "благие намерения" могут оказаться как раз теми, которыми, по пословице, "дорога в ад вымощена".

Когда в твоей душе темень – как же ты просветишь душу другого? Сначала обрети свет, мир, покой и радость в своей душе, тогда сможешь поделиться всем этим и с ближними. А чего не имеешь сам – как дашь другим?..

"Просветись сам – и тысячи вокруг тебя воскреснут", "стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасутся", – учил преподобный. Самое же важное заключается в том, что он этому не только учил, но и в собственной жизни осуществил.

Почему это особенно важно? Потому что это самая верная проверка любого учения: как оно согласуется с жизнью? Прежде всего с твоей собственной: твоя-то жизнь счастлива? Или ты только других "ведешь к счастью", а у самого на душе кошки скребут?..

Мы и сегодня имеем много советчиков, как улучшить жизнь. Одни говорят: надо такие реформы провести, другие – нет, надо другие... Многие из этих советчиков респектабельные, обеспеченные люди – уж они-то, кажется, должны быть вполне счастливы, довольны жизнью. Но не веет от них чтото радостью и довольством. Удивительное дело: у них есть все, что теперь полагается за цель жизни, о чем мечтает обыватель: шикарные квартиры, шикарные автомобили, коттеджи – а вот радости и покоя в душе нет. А у преподобного Серафима не было и тысячной доли их "благ" – а радость в душе сияла такая, что прямо переполняла его и изливалась на всех теснившихся возле его убогой кельи. Иных даже смущала такая его всегдашняя веселость. Но преподобный ответствовал: "Ведь веселость – не грех, она отгоняет усталость, а от усталости уныние бывает, и хуже его нет, оно все приводит с собой... Сказать слово ласковое, приветливое да веселое, что-бы у всех пред лицом Господа дух всегда весел, а не уныл был – вовсе не грешно". Сам угодник Божий постоянно светился этой ласковой, приветливой, мирной радостью и этой духовной радостью с избытком наполнял сердца притекающих к нему. Вот, где было полное соответствие жизни и учения. "Стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасутся..."

Что вселяло и возгревало в его душе такую всегдашнюю радость? Всегдашнее присутствие в ней Духа Божия, Коего он не только другим советовал стяжать, но и сам прежде других стяжал. А, стяжавши, уж твердо знал, всем существом своим чувствовал, что и сам безмерно счастлив, и другие, кто его советам последуют, то же непреходящее счастье обретут. Обретут обязательно, в любой обстановке, как бы жизнь ни повернулась – даже и на смерть пойдут с радостью и ликованием в душе. Ибо, если в душе Бог, что такого человека отлучит от любви Божией? Святой апостол Павел спрашивает об этом в послании к римлянам: "Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?" (Рим. 8, 35). И отвечает: "...все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь... – одним словом – ничто – ...не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе Господе нашем" (Рим. 8, 37-39).

Когда в душе Бог, так с Богом ничего не страшно и всегда и всюду радостно. Горюем мы не оттого, что жизнь плоха, а оттого, что мы плохие; оттого, что в душах наших живет не Бог, а демонская гордыня, самолюбие, похоти и страсти. И не думайте вы обрести рай, где бы то ни было, если не обрящете его прежде в собственной душе. Уже здесь и уже сейчас. Если не обрящете рай в душе здесь и сейчас – не обрящете его нигде и никогда. Бог готов и хочет жить в нас всегда. Если же нам по душе более "всякая скверна", мы и остаемся с тем, что нам по душе. И останемся. Бог создал нас свободными; мы лишь страстно ораторствуем о "свободе" и "правах человека", при этом постоянно ограничивая то и другое, ущемляя свободу ближнего и попирая его права; по настоящему уважает свободу человеческой личности Бог: "Когда Я вам не нужен, Я уйду; живите, с кем вам больше нравится..."

Скажешь: "Но я же люблю Бога, и хочу, чтоб Он жил во мне..." Лжец! Когда бы и впрямь любил и хотел – давно бы уже благоухал святостью жизни! Нет, ты любишь сладко поспать, вкусно поесть, выкурить папироску после обеда, побаловаться пивком, оторваться с друзьями в кабаке, любишь, когда тебя чествуют, любишь блудить, одним словом – любишь грешить. Любишь то, чего Бог не велит. А что велит, того не любишь: молиться не любишь, поститься не любишь, в храм Божий ходить не любишь, прощать обиды не любишь... Где же твоя любовь к Богу?!

Представь себе, что тебе кто-то признается в любви, ты получаешь письмо, вскрываешь конверт и читаешь: "Я тебя люблю, очень люблю, но только все буду делать наперекор тебе, и видеть тебя мне что-то не хочется, и вообще не дай Бог когда-нибудь с тобой встретиться". "Вот так любовь!" – скажешь ты. Вот этакой любовью и ты любишь Бога, когда говоришь Ему: "Я тебя люблю, Боже, но только у меня еще так много увлечений, удовольствий, интересов и дел; в храм к Тебе мне прийти некогда, и мысль о смерти и предстоящей встрече с Тобой, Любимым, приводит меня в ужас..." Вот так любовь!

Однажды археологи во время раскопок нашли крест. На нем было начертано:

Я свет миру – а вы не видите Меня.
Я путь – а вы не следуете за Мной.
Я истина – а вы не верите Мне.
Я жизнь – а вы не ищете Меня.
Я учитель – а вы не слушаете Меня.
Я Господь – а вы не повинуетесь Мне.
Я ваш Бог – а вы не молитесь Мне.
Я ваш лучший друг – а вы не любите Меня.
Если вы несчастны – не вините Меня.

Вернемся, однако же, к жизни и заветам преподобного Серафима Саровского. Для современной русской действительности пример его жизни и его заветы не только не утратили своего значения, но стали, пожалуй, даже актуальнее, чем в его дни. Расцерковление – это сегодня уже пройденный этап. То, что сегодня происходит в России, уместней назвать другими словами: расчеловечивание, растление. Вот в этом уже мы переплюнули "западников" времен Серафима Саровского. У тех имелось хоть "человеколюбие без Бога". Теперь не осталось ни Бога, ни человеколюбия. Вслед за христианскими ценностями из России пытаются устранить и общечеловеческие нравственные ценности, искони присущие русской душе: совестливость, сострадание, милосердие, честность, правдивость. Вместо этого насаждается культ наживы, грязных удовольствий, разврата, жестокости и цинизма.

Всегда на Руси "жить хорошо" означало "жить добродетельно". Сегодня "жить хорошо" стало означать "жить богато". Материальный успех и достаток поставляются главными целями жизни. А идти к этим целям можно любыми путями: торговать своим телом, давать деньги в рост под проценты... Всегда это на Руси считалось постыдным, зазорным. Теперь то, чего раньше стыдились, становится нормой жизни, а стыдятся и насмехаются уже над целомудрием, безкорыстием, честностью, совестливостью, называя все это "комплексами". Совестливый и честный человек – это теперь "отсталый" человек, страдающий "комплексами неполноценности". А вот безстыжий прелюбодей и хапуга – это полноценный, нормальный человек. Вот как все перевернулось с ног на голову! Умно и престижно грешить; а жить добродетельно – это удел лопухов и закомлексованных идиотов...

Но так ли уж много радости и счастья доставляет вам такая жизнь? Вот вы освободились от всяких нравственных норм и правил, живете, как хотите, никем и ничем не стесняемые, без всяких "комплексов", но освободились ли вы при этом от нервных стрессов, тоски, уныния, страхов, переживаний, тревог?.. Или всего этого, при такой жизни "без комплексов", стало еще больше? Так, может, опять "закомп- лексоваться"? И зажить не как Бог попускает, а как Он велит и благословляет...

Родные мои, посмотрите вы хотя бы просто на лица этих людей, "умеющих красиво жить". Можно ли встретить среди них хоть одно светлое, радостное, спокойное, умиротворенное лицо? У них ведь даже улыбки и те будто приклеенные – маски какие-то, а не лица... Так в нужном ли направлении мы шагаем?


В заключение я позволю себе вспомнить случай из древней, еще дохристианской истории. Все вы, наверно, слышали про Александра Македонского.

Двадцати лет от роду он вступил на престол и в продолжение следующих 13 лет покорил своей власти огромные территории с множеством больших и малых народов и народностей. Умер рано, в 33 года, но к этому возрасту успел стать самым могущественным и влиятельным человеком в современном мире.

В одно время с ним жил человек, являвшийся его полной противоположностью. Если Александр обладал всей полнотой власти и несметными богатствами, то у этого человека не было совсем никакой власти и никакого богатства. Бедность его доходила до такой степени, что он не имел даже хоть какого-нибудь дома и жил в бочке. Этого человека звали Диогеном.

И вот эти два человека встретились. Александр, прослышав о Диогене, пожелал видеть его. В сопровождении свиты он подъехал к Диогеновой бочке и широким жестом предложил Диогену:

– Проси у меня, чего хочешь. Я дам тебе все, что ты пожелаешь.

Диоген попросил:

– Отойди немножко в сторонку – ты заслонил от меня солнце.

И все.

Приближенные Александра, удивленные и возмущенные таким ответом, который они сочли проявлением неслыханной дерзости и легкомыслия, ожидали гнева своего повелителя. Но не менее, а, может быть, даже еще более, чем ответ Диогена, удивила их реакция на этот ответ Александра. Тот исполнил просьбу Диогена – отошел немного в сторону и некоторое время стоял в глубокой задумчивости. Потом в раздумье промолвил:

– Если бы я не был Александром, я бы стал Диогеном.

Счастлив не тот, у кого всего много, а кто всем доволен. Вседовольство же может дать душе человеческой только присутствие в ней Бога. С Ним – и в бочке рай, и ничего не надо, а без Него – нигде не рай, и все чего-то не хватает. Александр Македонский в своих раздумьях там, у диогеновой бочки, почувствовал и понял это. Поймем ли мы?..

Помоги, Господи, и нам понять.

Аминь.


Слово о православном отношении
к богатству и бедности


В 12-ю неделю по Пятидесятнице


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Мы с вами слышали евангельское чтение о богатом юноше; слышали, как Господь сказал: "Трудно богатому войти в Царство Небесное" (Мф. 19, 23).

Стало быть, с православной точки зрения, стремиться к богатству – это все равно, что стремиться к тому, чтобы стало труднее войти в Царство Божие.

Очень об этом уместно вспомнить в наши дни, когда богатство стало кумиром для многих людей. Даже и мы, православные христиане, иногда поддаемся этому поветрию и отвлекаемся от служения Богу на служение мамоне. Все нам мало денег и вещей, и стараемся накопить и приобрести побольше. Так вот, сегодняшнее евангельское чтение говорит о том, что мы этим самым затрудняем себе путь в рай.

Почему же богатому "трудно" попасть в рай? Первый ответ, лежащий на поверхности: у богатых в жизни больше соблазнов (поводов и возможностей нагрешить), чем у бедных. Многие бедные живут добропорядочно и скромно не по любви к добродетели и не по причине их внутренней аскетической самодисциплины, а просто потому, что кошелек тощ. А дай им денег вволю – они разгуляются, как многим богатым не снилось... Вообще я бы назвал двух людей, которым, по моему мнению, труднее всего попасть в рай по причине множества искушений и соблазнов, подстерегающих их на жизненном пути. Эти двое людей: красивая женщина и сын миллиардера.

В этой связи обратите внимание на примечательный факт, показывающий, как обезверился и заблудился современный мир. Сейчас едва ли не всякий стремится стать побогаче и покрасивей. Спрашивается: зачем? Чтобы вернее попасть в ад?.. Милые дамы, я вас спрашиваю: зачем вы гримируете себя всеми этими кремами, помадами, красками для ресниц, бровей, ногтей, волос и тому подобным?.. Я бы еще понял, если бы вы этак прихорашивались дома в ожидании мужа, чтоб понравиться ему... Так ведь нет, дома перед мужем ты ходишь растрепанная и в рваном халате – прихорашиваешься для улицы. Зачем?.. А муж твой ходит по этим самым улицам и думает: надо же, все женщины вокруг меня сплошь красавцы – одна моя жена растрепа и неряха! Он ведь не видит, как у себя дома все эти "красавицы" превращаются в таких же растреп... Выходит, тому единственному, кому тебе действительно надо бы понравиться, ибо с ним же тебе жить и, значит, от него в первую очередь зависит твое семейное счастье, – на своего мужа тебе наплевать. А всем остальным мужчинам, до которых тебе и дела-то никакого не должно быть, вот им тебе хочется понравиться. Зачем?.. Куда ты заманиваешь их своей короткой юбкой, обольстительным гримом и соблазнительными нарядами?.. Ходишь вся облитая мысленной похотливой грязью и заманиваешь и их, и себя в ад. Плоды такой легкомысленности у всех перед глазами: крепкой, здоровой семьи в наши дни почти не встретишь. Вместо взаимной супружеской любви в семьях царят взаимные размолвки, недовольство друг другом, претензии, упреки, недоверие, ревность, ссоры...

Появилось модное слово "несовместимость". Как же это мы так все вдруг сделались "несовместимыми"? Что же это в нас такое перестало "совмещаться"?.. Перестали совмещаться в наших душах вера и добродетель! А стали совмещаться безверие и порок! Любить мы стали не Бога и ближних, а каждый себя и свои прихоти, капризы, порочные влечения. Вот из-за этого и сделались "несовместимыми". Двое эгоистов и греховодников никогда не создадут прочную семью – сколько бы они ни перечитали энциклопедий, учебников и справочников по созданию гармоничной семейной жизни...

Однако я отвлекся. Вернемся опять к "богатому юноше". Итак, одна из причин, затрудняющая богатому человеку путь в рай, – липнущие к богатству грехи. Но есть и другая причина. Тот "богатый юноша", о котором говорится в сегодняшнем евангельском чтении, был добродетелен. Помните, когда Спаситель указал ему на соблюдение заповедей, как средство для спасения, он отвечал: "все это сохранил я от юности моей" (Мф. 19, 20). Стало быть, он хоть и был богатым, но грешником не был, когда хранил заповеди. Но именно про него Христос сказал: "трудно богатому войти в Царство Небесное". Про него – добродетельного. Что же ему-то затрудняло путь в рай? Если не пороки, связанные с богатством, то какая еще причина?..

Эта вторая причина видна не так отчетливо, как первая, но мы и ее, если присмотримся, разглядим. Она заключается в том, что богатый человек часто прилепляется сердцем к своему богатству. Это случилось и с евангельским "богатым юношей". "...юноша отошел с печалью, – сказано в Евангелии, – потому что у него было большое имение" (Мф. 19, 22). От этого и печаль – жалко стало имения! Любовь к имению оказалась выше послушания Богу, Который повелел: "Продай имение и раздай нищим". Трудно оказалось продать и раздать.

Это все касается не только того "богатого юноши", с которым разговаривал Спаситель почти два тысячелетия назад, это касается всех нас. Большинство церковных людей не обладают сегодня "большими имениями", но представьте себе, что кому-то из вас – тебе, Иван, или тебе, Мария – Господь велит расстаться с твоими пожитками. И пожитки-то скудны, а с ними ведь расстаться будет трудно и жалко! Нам часто для Бога и во славу Его не то что "имение" – какую-нибудь сущую мелочь бывает не оторвать от сердца.

Но встает вопрос: зачем же это Господь предложил юноше столь трудноисполнимое требование? Неужели Он захотел онесчастить, обездолить этого бедолагу, лишив его всего имущества? Очевидно, что нет. Если по жизни ведет Господь, так Он никогда не ведет от хорошего к плохому, но всегда от худшего к лучшему – это аксиома веры. Значит, и тут, исполни юноша повеление Господа, ему сделалось бы не хуже, а лучше. Нам это может показаться вовсе странным: как может быть лучше, когда был богатым, и вдруг стал бедным? Иные люди пулю в лоб себе пускают, попадая в подобную ситуацию...

Вот это еще раз подчеркивает, до какой степени мы обезверились и заблудились. Смотрим на все глазами временного своекорыстного интереса. А посмотри-ка на эту же ситуацию из вечности: осложнился ли для тебя путь в рай с потерей твоего "имения"? Или, наоборот, теперь-то только и вздохнул облегченно, ибо гораздо легче стало жить для вечности?..

Почему еще богатому трудно спастись? Кроме грехов, липнущих к богатству, и его собственного сердца, прилипающего к "имению", есть еще третья причина. Она, впрочем, напрямую связана со второй. Эта третья причина заключается в том, что богатому гораздо труднее, чем бедному, служить Богу – его от служения Богу постоянно отвлекает служение своему многочисленному "имению", к которому он прилип сердцем. Кроме Бога ему надо служить еще своему гардеробу – обновлять его, своей квартире – благоукрашать ее, своему автомобилю – поить его дорогим бензином, своей породистой собаке, своему аквариуму, да мало ли еще чему.

Даже и не большое "имение" требует служения. Возьмите знакомую многим ситуацию: приобрел человек в садоводстве земельный участок – стал собственником. И что дальше? А дальше этот горе-собственник начинает верой и правдой служить своей собственности – гробит на этом куске земли свое здоровье, время, силы, деньги... Да становясь собственниками вещей, люди, сами того не замечая, часто превращаются в их рабов – верных и покорных рабов, отдающих на служение своим вещам всю жизнь без остатка. А для этого ли Бог дал тебе жизнь?..

Собственник – очень несвободный человек, причем чем крупнее его собственность, тем менее он свободен. Многие се- годня хотят завести свое дело, иметь свой бизнес. Знали бы эти люди, к каким "головным болям" они стремятся! Богатому не только в Небесное Царство трудно войти, но и на земле обрести и поддерживать в себе душевное равновесие очень трудно. Обрастая вещами, мы одновременно с этим обрастаем всевозможными тревогами, страхами, переживаниями, волнениями и проблемами. Вещей становится все больше, а радости в жизни, покоя в душе – все меньше. Неужели вы не наблюдаете все это вокруг себя и в самих себе?..

В древности люди придумали хитроумный способ побеждать диких животных, которые были физически сильнее их. Этим способом забивали даже огромных, могучих мамонтов. Для этого древние охотники выкапывали большую глубокую яму, сверху эту яму покрывали настилом из тонких стволов и прутьев, а на прутья укладывали слой дерна с зеленеющей травкой. Посреди этой привлекательной лужайки клали кучу сочных стеблей – любимую пищу мамонтов. Мамонт устремлялся к лакомству и проваливался в яму, а уж в яме делай с ним, что хочешь.

Такого рода ловушки расставлены врагом рода человеческого, диаволом, и по наши души. Кого-то он подталкивает к "яме" рюмочкой, кого-то короткой юбочкой, другим внушает любовь к наркотикам... И мы, ротозеи, сплошь да рядом уловляемся на эту диавольскую хитрость и оказываемся в жизненной западне. Богатство – одна из таких "ям", если не возыметь к нему должного православного отношения.

Каково же будет это православное отношение к богатству? Мы рассмотрим его в сравнении с инославными воззрениями на этот вопрос.

Католический мир решил этот вопрос достаточно прямолинейно: раз сказано, что богатство затрудняет путь в рай, так значит надо стремиться к бедности. Такого взгляда на имущественный вопрос придерживались древние католические святые Бенедикт Нурсийский и Бенедикт Анианский. Правда, богословские теории у католиков (и не только у них) не всегда совпадали с жизненной практикой. Но когда и в бенедиктинских монастырях стали накапливаться значительные богатства, это заметили и против этого возвысили голос другие известные католические святые Доминик де Гутцман и Франциск Ассизский – основатели доминиканского и францисканского монашеских орденов. Они еще строже стали обличать стремление к материальным благам и еще более вдохновенно идеализировать бедность. В 1322 году генерал ордена францисканцев Михаил Цезенский провозгласил как истину веры положение о бедности Христа, Который со Своими апостолами если и владел чем-либо, то только usus facti (временно – лат.).

Протестантский мир остановился в данном вопросе на противоположной точке зрения. По мнению протестантов стремиться стать бедным – все равно, что стремиться стать больным. Вообще протестантское воззрение на богатство и материальный достаток вытекает во многом, хоть это и может показаться странным на первый взгляд, из соответственного протестантского богословия. Дело в том, что в писаниях некоторых духовных вождей протестантизма, в частности Кальвина, содержится богословское учение о предопределении. Согласно этому учению, человек уже изначально, с самого рождения, предопределен для вечного блаженства в раю или вечных мук в аду. Встает вопрос: как же каждому конкретному человеку уяснить и определить для себя – я-то для чего предназначен? На этот непростой вопрос протестанты нашли довольно простой ответ: определить можно по успехам в жизни, в том числе и материальным: есть успех – Бог благоволит, попадешь в рай; нет успеха – обречен на ад. Именно отсюда проистекают протестантские предприимчивость и личная инициатива – кому охота в ад? Современные протестанты могут, конечно, не осознавать это отчетливо, но глубинные причины их материального процветания – в их своеобразной религиозности.

Как же смотрит на данный вопрос Православие? С православной точки зрения, богатство само по себе – ни грех, ни добродетель. Ни стремиться к нему не надо, ни бежать от него не надо. Идти к богатству "по чьим-то головам" – это, безусловно, грех, но и отказываться от законного богатства, пускать его по ветру – тоже грех. Получил ты наследство, раздал его направо и налево, не задумываясь, как люди твоими деньгами распорядятся – а люди их пропили да проблудили. И они нагрешили, и на тебе грех – ты ссудил их деньгами на "веселую жизнь". В Евангелии сказано: "Продай и раздай нищим", – но не сказано: "Раздай пьяницам, бездельникам и тунеядцам".

Как же по-православному отнестись к богатству? Отнестись как к дару Божию, вверенному тебе во временное распоряжение, дабы ты распорядился им во славу Божию: кормил нищих и убогих, одевал нагих, содержал храмы Божии, монастыри, странноприимные дома, приюты для престарелых одиноких людей и брошенных детей – одним словом, отдал свои избытки туда, где есть нужда и недостаток. И те богатые люди, которые так мудро и богоугодно своим богатством распорядятся, конечно же, обретут милость в очах Божиих. Да и люди таких богачей полюбят.

Сейчас ведь отчего злятся на богатых "новых русских" и завидуют им? Главным образом оттого, что они жируют, купаются в роскоши, когда рядом люди ищут кусок хлеба на помойках. Помоги им, Бог, этим "новым русским", вернуться к старому русскому воззрению на богатство. Я еще успел застать в живых поколение старых русских людей, своими глазами видевших революцию. Они рассказывали мне, что даже в то время всеобщего озлобления бедных против богатых хорошие, добрые господа бывали укрываемы от лютых комиссаров своими же слугами. Классовый антагонизм, непримиримые противоречия между бедными и богатыми – это сочинение большевиков, становящееся явью только среди богатых и бедных безбожников. Между настоящими православными бедными и такими же православными богатыми людьми никакого антагонизма никогда возникнуть не может, да и не возникало. Вспомните школьную классику: "Капитанская дочка" Пушкина. Есть ли что-нибудь похожее на антагонизм во взаимоотношениях Гринева и его дядьки? Да ведь этот слуга готов жизнь отдать за своего барина, ибо любит его безмерно – какой же тут антагонизм?..

В заключение я хотел бы обратиться ко всем русским людям – и богатым, и бедным. Нас скоро не будет – ни тех, ни других, если мы дождемся очередного социального взрыва. А мы идем к нему семимильными шагами... Жизнь наша сложна и противоречива. Но многие жизненные трудности могли бы быть достаточно быстро из жизни устранены, если бы все мы, и богатые, и бедные, возымели в своих душах православное отношение к своему богатству и к своей бедности: если бы богатые научились по-православному мудро и богоугодно тратить свое богатство на дела милосердия, а бедные перестали бы завидовать богатым, а напротив, возблагодарили бы Бога за то, что у них нет богатства, ибо для них облегчен путь в рай.

Аминь.


Письмо читательницы по поводу "слова"


Данное "Слово", опубликованное в сокращенном варианте в газете "Православный Санкт-Петербург" (№ 11, 1998 г.), вызвало следующую дискуссию:

Уважаемая редакция!

Прочитав статью в № 11 вашей газеты священника Александра Захарова "О бедности и богатстве", очень захотелось последовать призыву, напечатанному перед заголовком статьи "Давайте поговорим". Чтобы не занимать ваше время, напишу очень коротко саму суть.

Что же я вынесла из прочтения этой статьи? А именно. Если нынешний богатый сделал мне милость, то с ним надо объединиться в духе и особо не мудрствуя забыть о той нравственной пропасти, отделяющей честных тружеников от новоявленных нуворишей. Но с кем я ни говорила, все думают не так примитивно, как получается в представлении А. Захарова, а понимают, что подавляющее большинство "новых русских" приняли "Правила игры", установленные правительством и нажили свои капиталы безчестным путем, естественно если смотреть с православной точки зрения. И пока в нас живо православное самосознание (так старательно уничтожаемое СМИ), никогда не произойдет того согласия на почве раздачи милостыни, к которому призывает А. 3ахаров. Вы пишете, что "добрые господа были укрываемы от лютых комиссаров своими же слугами". Да слуги помогали господам не оттого, что эти господа часто оказывали материальную помощь слугам, а оттого, что понимали нравственную чистоплотность приобретенных капиталов, понимали, что эти капиталы работают на Отечество и имели с господами одно духовное поле. А в лице комиссаров и господа и слуги видели антихриста во плоти. Или может быть А. Захаров согласен с теледивой Сорокиной, которая (я сама это слышала) как-то сказала, что на Руси потому так много церквей, что каждый купец и промышленник в виду безчестности своих состояний таким образом замаливал свои грехи?

Кто же такие "новые русские"? "Новыми" они называются не потому, что имеют большие деньги, а потому, что их миропонимание в корне отличается от традиционного. Если группа лиц захватила власть в стране и установила свои законы, "новые русские" примут эти законы независимо от того, соответствуют ли они традиционным нормам нравственности, столетиями складывающимся устоям и образу мышления. Вот их отличие! Если уж "злятся" люди на "новых русских", так только сознательно или на интуитивном уровне, имея ввиду вышеизложенное, и, кстати, не "завидуют" им.

А. Захаров! Где же обращаясь к "новым русским" призыв к покаянию, раздаче своего богатства, чтобы начать новую жизнь. Для Вас похоже не существует вопроса о происхождении богатства. Или Вы думаете, извечная тяга к справедливости, традиционные понятия о добре и зле в нас претерпели изменения? Предположим, мой сосед со всевозможными льготами занимается вывозом нефти заграницу, получая непомерно большие деньги. Имеет счет в зарубежном банке и недвижимость в Америке. Его дети учатся в Кембридже, а отдыхают они на океанском побережье Австралии. А кому-то из докторов наук, отдавшему, скажем, тридцать лет нефтяной отрасли, чтобы залить бак автомашины бензином, надо отдать пятую часть зарплаты. И вот, распорядившись "мудро и богоугодно своим богатством", мой сосед "новый русский" захотел оплатить обучение сына этого доктора наук в учебном заведении. И Вы, А. Захаров, всерьез полагаете, что "люди таких богачей полюбят"?

И еще. Почему же именно красивой женщине и сыну миллиардера труднее всего попасть в рай?

И еще. "Каково же правильное отношение к богатству? Католический мир решил этот вопрос достаточно прямолинейно: раз сказано, что богатство затрудняет путь в рай, значит надо стремиться к бедности " – пишет А. Захаров. Но сама история папства противоречит данному утверждению! Рамки письма не позволяют раскрыть затронутый вопрос. Но можно сказать, что корысть, обогащение (в любой его форме) и жажда власти были присущи Римской Церкви во все века от самого 1054 г. до настоящего времени...

Надеюсь на ответ или продолжение данной темы в контесте письма на страницах "Православного Санкт-Петербурга".

С уважением к Вам,
Воробьева Людмила Геннадьевна
.


Всечестный отче!

Убедительно прошу через газету дать короткий, но весомый ответ на данное письмо. Кланяюсь.

30.12.98
р. Б. Александр Раков,
Гл. редактор газеты
"Православный Санкт-Петербург"


Ответ отца Александра Захарова на письмо


Дорогая Людмила Геннадьевна!

Придется мне, наверно, согласиться с Вами в том, что я и впрямь "примитивный" человек – ибо и впрямь считаю, что если "богатый сделал мне милость", так нужно отвечать тем же (если не могу отплатить деньгами, так хотя бы отнестись по-доброму, помолиться за него); если какой-то богач "оплатит обучение моего сына в учебном заведении", конечно, я "полюблю такого богача" и тоже буду молиться за него...

А как, по-Вашему, следует отнестись к благодетелю? Потребовать от него доказательств, что его капиталы нажиты честным путем и, если он сего не докажет, плюнуть ему в лицо? Или прочитать мораль о "нравственной пропасти, отделяющей честных тружеников от новоявленных нуворишей"?..

Во-первых, – "пропасть" ли? Может быть – "трещина"? Кто верно измерит "глубину" и "ширину", применительно к каждому конкретному "нуворишу"? И кто даст гарантии, что Ваш отвлеченный "честный труженик", попав в условия и обстоятельства жизни сего "нувориша", не станет таким же "нуворишем"?..

А во-вторых, и это еще существенней, ведь этот "нувориш" вот только что собрался данную пропасть (даже если это и "пропасть") засыпать. (Ее ведь, Людмила Геннадьевна, ничем более, как только добрыми делами, засыпать невозможно). А я ему скажу: "Подавись ты своими безчестными деньгами!" И всякую охоту к дальнейшим добрым делам, конечно, убью. Своим хамством...

Так вот, Людмила Геннадьевна, если нас обоих в данный момент Господь призовет (помрем мы внезапно оба на этом месте), то я уверен, что этот "нувориш" пойдет в рай (хотя бы у него были и тысячи безчестных дел за спиной и всего только одно это доброе намерение сделать мне сейчас добро), а я, Людмила Геннадьевна, пойду в ад – за то, что отвратил его от пути доброделания.

Почему это так именно будет, сего я, Людмила Геннадьевна, объяснять сейчас не стану – это не короткий разговор – но совершенно твердо уверен, что будет так: он пойдет в рай, а я в ад.

Думая так, смею надеяться, что и во мне "живо православное самосознание" и я рассуждаю "естественно, если смотреть с православной точки зрения". Правда, моя "православная точка зрения" очевидно, не совпадает с Вашей "православной точкой зрения" Кто же из нас православный? Давайте доверим рассудить читателям.

"Рамки писем" и впрямь тесны, поэтому я буду тоже предельно краток. Ваше возражение, что на "новых русских" люди "злятся" из высоких идейных соображений и "кстати не завидуют им" – откуда оно взято? Мой вывод, что "завидуют", сделан из многочасового выслушивания исповедей, на которых даже лучшие из наших с Вами православных братьев и сестер признаются, что "завидуют", но стараются не "злиться"... Ваши "православные" – "злятся", но не "завидуют". Тут мы, очевидно, опять с какими-то разными "православными" общаемся...

Некоторые Ваши вопросы объясняются, наверно, не очень внимательным прочтением критикуемой статьи. Вы, например, спрашиваете: "Почему же именно красивой женщине и сыну миллиардера труднее всего попасть в рай?" В статье написано: "...по причине множества искушений и соблазнов, подстерегающих их на жизненном пути".

Другие вопросы можно объяснить тем, что статья добралась до Вас в урезанном виде. Например, после критикуемых Вами слов: "Католический мир решил данный вопрос достаточно прямолинейно: раз сказано, что богатство затрудняет путь в рай, значит надо стремиться к бедности...", после сего в полном тексте статьи говорится: "...Такого взгляда на имущественный вопрос придерживались древние католические святые Бенедикт Нурсийский и Бенедикт Анианский. Правда, богословские теории у католиков (и не только у них) не всегда совпадали с жизненной практикой..."

"Вопрос о происхождении богатства", который Вы объявляете для меня "не существующим", в полном тексте также "существует" и имеет ответ: "Идти к богатству "по чьим-то головам" – это, безусловно, грех..."

По причине все той же "тесноты" и газетных рамок, статью пришлось изрядно сокращать. Простите, если мы сделали это неудачно. Но у Александра Григорьевича Ракова имеется полный текст и, я думаю, он не откажет в любезности ознакомить Вас с ним, если Вы придете в редакцию. Да и я еще живой. И у меня текст есть. Впрочем, если придете в храм Богоявления на Гутуевском острове (Двинская, 2), можно обойтись и без "текстов", а просто побеседовать без "тесных рамок писем".

Если снизойдете до разговора с "примитивным" батюшкой, жду Вас.

Многогрешный иерей Александр
30.12.98г.


  • Литература
  • 1) Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. СПб., 1994.

    2) Свящ. Павел Флоренский. Сочинения. Т. I. М., 1994.

    3) Ключевский В.П. Курс русской истории. Т. III. М., 1937

    4) Свящ. Иоанн Дмитриевский. Жизнь и смерть. Харьков, 1916.

    5) ротоиерей Родион Путятин. Полное собрание поучений. СПб., 1884.

    6) Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Голос вечности. СПб., 1994.

    7) Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Т. 11. СПб., 1895.

    8) Дикий А.И. Русско-еврейский диалог. Нью-Йорк, 1971.

    9) Нилус С. Близ есть при двeрех. Сергиев Посад, 1884.