Книгa священника Александра Захарова

СЛОВО О СЧАСТИИ

По благословению
Архиепископа Пермского и Соликамского
АФАНАСИЯ


  Санкт-Петербург 1998


Слово о счастии


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Если бы мы сейчас вышли на улицу и стали спрашивать прохожих: "Чего бы Вы хотели больше всего в жизни?" – мы получили бы множество самых разнообразных ответов. Но суть всех ответов была бы одна: "Хочу быть счастливым!" Это общее желание всех людей: и мужчин, и женщин, и образованных, и необразованнных, малых и старых. Вряд ли можно встретить человека, который бы сказал про себя: "Я не хочу быть счастливым. Я вот такой человек, что хочу жить плохо".

Но вот странность: все люди хотят быть счастливыми, а счастья в жизни всегда было и теперь есть не так уж много – гораздо больше скорбей, горя, всякого рода неприятностей и переживаний. В чем же дело?

Ведь мы знаем, что если люди объединяются каким-то одним желанием, то эти люди преодолевают любые препятствия и добиваются желаемого. Люди перегораживают плотинами многоводные реки, покоряют океаны, совершают космические полеты, пустыни в цветущие сады превращают. И это все делают сравнительно небольшие группы людей, движимые одной целью. А тут – не группы людей, а все люди хотят быть счастливыми; и это у них так плохо получается.

Почему?

Долгое время считалось (а многие еще и теперь считают), что счастье человеческое напрямую зависит от материального достатка: чем достатка больше – тем и счастья больше. Многие надеялись и старались осчастливить людей, облегчая их труд, окружая комфортом, улучшая условия жизни. Кажется, уже облегчили и улучшили вполне. Но, оказывается, что человек может и в "Мерседесе", и в евростандартной квартире, и при телевизоре и видеомагнитофоне быть глубоко несчастным.

От чего же, в таком случае, зависит счастье? Где его искать? Если комфорт не гарантирует счастья – что его гарантирует? И может ли вообще хоть что-то гарантировать счастье?..

Вопрос непраздный. Вопрос, может быть, самый наисущественный в жизни человеческой, учитывая, что каждый человек, как мы уже сказали, хочет быть счастливым. И, может быть, только этого-то искренне, от всей души и хочет. Ужели при таком общем и искреннем желании счастья мы его на этой грешной земле так и не разыщем?..

Чадца мои милые, и впрямь не разыщем, покуда эта земля будет населяться грешниками, и покуда мы будем искать счастья там, где его найти невозможно...

Мы его сейчас ищем для себя кто где: кто-то ищет на верхних ступенях общественной лестницы – для таких людей счастье обусловливается высокой и хорошо оплачиваемой должностью; другой ищет счастья в интересной работе, третий – в интересных книгах, развратник – в красивых женщинах, пьяница – в вине, наркоман – в героине или марихуане... Кто в чем. Отчего же не находим? Не находим, потому что не там ищем. Такое бывает, когда человек заблудится в лесу и выбирает из множества лесных тропинок – какая же ведет к дому? Выберет одну, идет по ней, а она теряется в зарослях или упирается в болото. Он – на другую. И другая – в болото... Хочет-то он домой, а идет часто в обратном направлении, все дальше от дома, все ближе к какой-нибудь гибельной трясине. Завидя издали просвет, радуется, думает: кончается лес – а это начинается болото. Так и в жизни – как в дремучем лесу. Не знаешь порой, куда идти. Люди вокруг снуют во всех направлениях. Тропинок безчисленное множество. Какую же избрать? Какая ведет к счастью? Кто подскажет? Какой просвет означает опушку леса, какой – болото?

О, как часто мы выбираем в жизни неверную тропинку! И в итоге жизненный путь упирается в жизненный тупик: душевное разочарование, неудовлетворенность жизнью, уныние, приходят мысли о самоубийстве.

Дабы не быть голословным, приведу пример из жизни. В те годы, которые мы теперь называем "застойными", мне довелось прочитать в газете коротенькое сообщение о том, что "в жестоком мире капитала" покончил жизнь самоубийством сын миллионера. При нем нашли предсмертную записку такого содержания: "Взял от жизни все. Ничего интересного в ней не нашел. Ухожу из жизни добровольно". Все это подавалось тогда, известно, с какими комментариями: "Ах, как ужасен их мир и как прекрасен наш социализм!.." Но дело совсем не в том, что он жил в мире капитала. В любом месте, в любое время, при любом общественном устройстве радости, доставляемые материальными благами, имеют свойства притупляться. Можно радоваться новому автомобилю день, два, неделю. Но потом к нему привыкаешь. Но это хорошо, если автомобиль надоел, однако хочется еще чего-то – яхту или самолет... А если есть уже и самолет, и вообще все, чего хотелось?.. Иные думают, что вот тогда-то и наступит полнейшее счастье, когда уже нечего делать и нечего желать. Глубочайшее заблуждение. Тогда наступит то, что случилось с сыном миллионера.

Да, деньги значительно расширяют свободу наших действий. Да, свобода – одна из важнейших потребностей человека. Но ведь самый-то интерес жизни человеческой не в свободе как таковой, но в самозабвенном служении, свободно выбранной цели. Едва человек становится вполне свободным, тут же является вопрос: что ему с этой свободой делать, куда употребить? Свобода сама по себе не дает жизни никакого содержания. И содержание, и смысл, и интерес к жизни дает присутствие в ней чего-то горячо любимого и стремление к этому любимому приблизиться.

Чем обусловливается счастье? При всем разнообразии ответов на этот вопрос, можно вычленить один общий ответ, с которым согласятся все: счастье человеческое обусловливается теми успехами или неудачами, которые человек встречает на пути к желанной цели. Успехи делают его счастливым, неудачи огорчают. А разные мнения о счастии – только от того, что разные люди преследуют в жизни разные цели. Но если пьяница стремится к вину – так он и счастлив, когда оно у него есть, а несчастлив – когда вынужденно блюдет "сухой закон"; если врач стремится вылечить больного – он рад, когда дело идет на поправку, и огорчается, если болезнь осложняется. Можно взять для примера любого человека... Да возьмите хоть каждый сам себя. И спросите: когда и почему Вы были счастливы? И когда несчастны?.. Вот видите: счастливы, когда достигали желаемого, получали, чего хотели, а несчастны – когда это по каким-то причинам не удавалось. И степень счастья (или несчастья) зависит от того, насколько сильно хотели. Вот где воистину прямая зависимость: чем сильнее хотелось чего-то, тем больше радость при получении искомого.

Успехи, приближающие нас к желанной цели – вот единственный источник наших радостей. Когда все цели достигнуты и желать уже больше нечего, этот источник иссыхает и всякая надежда на радость в дальнейшей жизни испаряется. Я бы рекомендовал всем людям, уповающим найти счастье в материальных благах, крупными буквами переписать и повесить у себя дома на видном месте ту предсмертную записку. Если кроме земного, вещественного, у вас в жизни нет никаких целей – тогда вот цель, к которой вы идете и в конце концов придете: безысходная тоска, подталкивающая к самоубийству. Вы теперь еще не залезли в петлю лишь потому, что еще не все ваши желания удовлетворены. Когда вы, подобно тому молодому человеку, удовлетворите их вполне и без остатка – вы, поверьте, сделаете тот же вывод, что и он: когда уже больше нечего желать – тогда уже больше незачем и жить.

Самые страшные времена не позади – где были тяжелый, изнурительный физический труд, дикие звери, неумение бороться с болезнями, отсутствие грамотности, хорошего питания и т. п. Самые страшные времена – впереди: где грамотные, сытые, безбедно, безболезненно, безопасно и комфортно существующие люди неожиданно обнаружат безсмысленность своего дальнейшего существования. Если эти люди не обратятся к Богу, они закончат мировую историю такой страшной агонией, перед которой померкнут все ужасы прежних варварских времен.

И смысл, и счастье в жизни, и самую-то жизнь дарует лишь Бог. Ибо Он – "Сокровище благих и жизни Податель" ("Сокровищница всяких благ и Податель жизни"). Вне Бога – только обман диавола. (Слово "диавол" так с греческого и переводится: "обманщик").

Можно ли назвать осмысленной жизнь, протекающую, что называется, "от зарплаты до зарплаты"?.. Конечно, какие-то сиюминутные задачи в жизни присутствуют у каждого: заработать на пропитание, купить обнову к празднику, вылечиться, если заболел... Но это ведь не цели жизненные – это только средства для достижения цели. Автомобиль существует не для того, чтобы его заправлять бензином и ремонтировать. Его бензином заправляют и ремонтируют, чтобы он людей или грузы перевозил. А иной человек, складывается впечатление, только для того и живет, чтобы "заправлять" себя продуктами питания и "ремонтировать" (часто из-за "перезаправок"). Родные мои, недостойно это человека – жить безсмысленней автомобиля.

Едва ли можно назвать счастливой жизнь многих наших современников, добывающих свое счастье и деньгами и бицепсами, где угодно и любыми средствами, только не там, где им его Благой их Создатель дарит, просто дарит: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим" (Мф. 11, 28-29). Но мы, вместо того, чтобы откликнуться на зов Христа и прийти к Нему, идем на зов телевизионных зазывал, зазывающих нас каждый на свою тропу, обещающих нам, что покой нашим душам дадут разные маги, астрологи, гипнологи, целители и экстрасенсы, а свое счастье мы сможем найти, совершив поездку в Турцию или Арабские Эмираты или же съев плитку "Сникерса"; слушаем вместо Христа своих авторитетных друзей и подруг, "умеющих жить"... Кого мы только ни слушаем! Где только ни ищем своего счастья!..

Чревоугодник ищет счастья в изысканной и обильной трапезе. И вот он пьет это свое "счастье" полной чашей и попадает и больницу с ожирением или инфарктом. Вот так осчастливил себя! У пьяницы счастье в стакане. Его счастье строится на истерзанных родительских сердцах, на слезах жены, на загубленном здоровье детей, на собственном загубленном здоровье... Счастье ли это? Блудник думает быть счастливым, соблазнив чью-то жену, растлив чью-то дочь. И даже не задумывается при этом, какой острый нож он вонзает этим в сердце мужу этой женщины или же отцу растленной дочери... Счастье честолюбца – в высокой должности, он идет к этой должности часто по чьим-то головам... Счастье сребролюбца в деньгах. И вот он всеми правдами и неправдами набивает свои карманы и банковские счета этим "счастьем", поступаясь при этом совестью, идя часто на обман, а то и кражу или даже убийство... Вот так и строим мы каждый свое счастье – на чьем-то горе, страдании, на чужих слезах и крови.

Когда во все это вдумываешься, становится прозрачно понятной и совсем не странной эта "странность" – почему при общем желании счастья его на земле всегда было и теперь есть так мало? Мало счастья от того, что много греха. Желают-то все люди счастья – да вот ищут-то его часто там, где оно и рядом не лежало: на дорогах греха и порока, где рассыпаны одни скорби.

Чадца мои родные, единственно верный ответ на этот самый насущный для всех нас вопрос "Где найти счастье?" – надо искать не в телевизоре, не в рекламных проспектах, не у друзей, "умеющих жить", и даже не у папы с мамой, хотя родители, конечно же, более чем кто-либо другой желают счастья своим детям, но и они способны ошибаться. Единственно верный ответ на этот вопрос может дать лишь Бог. Ибо Он, в отличие от людей, не ошибается и любит всех нас. А значит, и счастья желает всем нам. Люди любят тех, кто им приятен; Бог любит всех. Ибо все мы – Его дети. И любит Он нас до такой степени, что отдал за нас, грешников, на распятие Своего Сына. "Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками" (Рим. 5, 6-8). Зачем же Он умирал ради нас, грешников? На этот вопрос отвечает святой апостол и евангелист Иоанн Богослов: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3, 16). Не погиб – но имел жизнь вечную! Христос умирал, чтобы мы не умерли.

Вот цель, поставленная Богом перед человеком – жизнь вечная. Большая цель, наполняющая смыслом всю нашу временную жизнь – жизнь вечная, Царство Небесное. Смыслом же этой вечной жизни является вечное богопознание и вечное богоуподобление: "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа" (Ин. 17, 3) – это о богопознании; и – о богоуподоблении: "будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный" (Мф. 5, 48). В богопознании и богоуподоблении находит душа человеческая единственное прибежище от неизбежных при погоне за иными идеалами горестей, пустоты и разочарования. Ибо любые другие цели – достижимы, а значит, исчерпываемы и преходящи; и только эта цель вечна, а значит, всегда желанна – стремление приблизится к Богу в своих знаниях о Нем и стать совершенным, как Он. Причем чем ближе к этой желанной цели подвигаешься, тем она становится желанней. И эта вечная жизнь ожидает каждого из нас не по ту сторону смерти, как считают иные. Она – всегда, на то она и вечна. Да вот беда – мы не всегда в ней. Бог зовет к обóжению, мир сей – к оскотиниванию. И души наши часто откликаются на зов мира сего с его князем-диаволом. Но "князь мира сего осужден" (Ин. 16, 11). И мы осуждены и обречены, если следуем за ним. Следуя за обманными миражами, найти можно только пустоту. Душа человеческая рано ли, поздно ли, но обязательно это осознает.

Атеисты говорят: если будешь искать счастья на небе – так не увидишь его здесь, на земле. Неправду они говорят, наоборот все: если будешь искать счастье здесь на земле – не увидишь его ни на земле, ни на небе. А если будешь искать счастья на небе – будешь счастлив и тут, и там.

Давайте посмотрим: что от нас требуется для стяжания Царствия Небесного? Делать добро и не грешить.

А теперь давайте посмотрим: что такое "делать добро"? Ведь это не что иное, как умножать счастье – и свое, и ближних. Накормил ли ты голодного, помог ли больному или хоть просто посуду после ужина вымыл, когда все в доме устали и ты в том числе – все это твои маленькие добрые дела и вместе твои маленькие шажки к Царству Небесному. Делать их подчас очень трудно – проще накричать на жену, что она "грязнуля", плохая хозяйка. Но если этот маленький шажок, несмотря на трудность, все-таки сделан – какая светлая радость бывает на душе! Таким образом, делание добра – это рассеивание по миру радости, это делание счастливыми и себя, и своих ближних – тех, кому ты это добро делаешь.

А теперь давайте посмотрим, что такое "делание грехов"? Что происходит, когда мы воруем, убиваем, клевещем, совершаем супружеские измены?.. Да, мы становимся недостойными Царства Божия: "ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии [рукоблудники], ни мужеложники [гомосексуалисты], ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют" (1 Кор. 6, 9-10). Но греша, мы несчастим не только себя – несчастим и своих ближних, тех, кто становится жертвой наших грехов – кого мы избиваем, обворовываем, обманываем, оскорбляем, унижаем. Таким образом, если "делание добра" мы назвали "рассеиванием радости", то "делание грехов" можно с полным основанием назвать "рассеиванием горя".


Тут, может быть, к месту будет сказать об исконном значении слова "грех". В современном понимании под этим словом разумеется чаще всего какое-то плохое дело. Изначальное же значение его было более узко, но, пожалуй, и более точно. Оно означало не плохое дело вообще, а конкретное плохое (в смысле "не удавшееся", "плохо сделанное") дело – "плохой выстрел". Слово "грех" (греч. – аmаrtiа) пришло в общеразговорный язык из профессиональной терминологии воинов и охотников. Там оно означало промах, ошибку, буквально – "непопадание в цель" (в русском языке есть слово "огрех", означающее именно ошибку). Так вот человек, стремясь к пороку, греху, он ведь и в этом своем стремлении пытается реализовать все ту же потребность в счастье, вкорененную в нас от самого рождения и сопровождающую до смерти.

Почему пьяница пьет? Почему развратник развратничает?.. Да потому, что им это нравится, потому что и грех способен доставлять удовольствие! На этом строится вся "индустрия греха". Но и творцы этой индустрии, которым она доставляет баснословные прибыли, и потребители этой индустрии, которых она часто разоряет дотла – и те, и другие в конечном итоге оказываются несчастными людьми, "промахнувшимися" мимо цели. Уповая найти счастье в грехе, человек жестоко ошибается – вместо счастья он находит лишь мимолетное удовольствие, рассеивающееся, как дым. И в пустой душе на месте этого "испарившегося счастья" поселяется разочарование и все прочее, о чем уже выше достаточно говорилось.

Особое коварство греха заключается в том, что, погружаясь в него, человек сам не замечает, как и когда он уже перестает быть хозяином над собой, а становится рабом греховной страсти. Блудник, чревоугодник, пьяница, наркоман, человек, пристрастившийся к азартным играм – все эти люди часто уже совершенно отчетливо понимают, что гибнут, и наверняка погибнут, если не освободятся от поработившего их греха. Но так с этим пониманием и погибают... Грех – нарядная бархатистая зеленая травка, прикрывающая трясину. Под этой травкой с красивыми цветочками – бездны ада. Ступить на эту "привлекательную лужайку" – очень просто. Выбраться вновь на твердую почву бывает подчас крайне тяжко!

Родные мои, не обманитесь, не ошибитесь, не "промахнитесь"!

Это "Слово о счастии" хотелось бы мне, конечно, закончить пожеланием всем счастья, стяжания Царства Божия чрез стяжание святости. Однако я обнаружил бы полную свою несостоятельность как священник, если бы возомнил, что каждый прочитавший это "слово" и даже понявший, что он живет не так, как надо, тут же переменит свою жизнь и заживет как надо. Православному священнику, может быть, более чем кому-либо из людей известно, какое большое расстояние лежит от благого желания до исполнения сего желания в жизни. Посему ничем не обольщаюсь, но все же прошу: внемлите мне, подобные мне грешники – грешниками вы тотчас же быть не перестанете и даже совсем и никогда ими быть не перестанете, даже если станете святыми. "Ибо нет человека, который не грешил бы..." (3 Цар. 8, 46). Но есть грешники, видящие свой грех и оплакивающие его; и есть грешники, радующиеся своему греху и за грех его не считающие. Помоги вам Бог осознать себя первыми грешниками. Из таких-то и выходят святые.

Что требуется, чтоб жить по-божески и стяжевать святость – тема для другого "слова". Но уже и то будет много, если мы хотя бы захотим святости.

В начале я указывал на тот факт, что если люди объединяются вокруг одной цели и дружно ради этого трудятся, эти люди преодолевают любые препятствия и в конце концов достигают желаемого. Главная задача этого "слова" – привлечь внимание к цели, единственно достойной человека, к той цели, которую ставит перед человеком Бог: к Царству Небесному, к вечной жизни. Уже и то будет много, если мы хотя бы возжелаем сего и осознанно поставим главной целью своей жизни не деньги, не должности, не комфорт, не греховные удовольствия, в таком обилии разливающиеся ныне по святой-то Руси, – но то, что искони являлось на святой Руси ее главной исторической и метаисторической целью: Царство Небесное, вечную жизнь. Уже и то будет много, если мы будем хотя бы знать, как надо жить. А уж заживем мы после этого, как надо, или будем продолжать жить, как не надо – каждый решит самостоятельно.

М.Ю. Лермонтов в предисловии к "Герою нашего времени" пишет: "Не думайте, чтоб автор этой книги имел когданибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества!.. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить – это уж Бог знает!" Болезнь нам действительно известна: наша болезнь, главный источник наших скорбей и бед – наши грехи. И как ее излечить – Бог действительно знает, через святых Своих сообщая и нам, грешным, как вылечиться от той или иной болезни (избавиться от того или иного греха). Единственное, чего не могут сделать для нас ни Бог, ни святые – захотеть за нас вылечиться. Это уже зависит от нас.

Так помоги же нам, Господи, сделать хотя бы то, что в нашей власти – захотеть избавиться от наших грехов и возжелать исправить свою жизнь. В этом наше единственное счастье. Но мы и к счастью-то своему не можем устремиться без Твоей помощи. Писал святой апостол Павел: "...желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброе, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?" (Рим. 7, 18-19, 22-24).

Господи, и мы такие же: и бедные, и ни на что доброе неспособные без Тебя! Но как Ты избавил его, Павла, от сего тела смерти и соделал святым апостолом – так помоги и нам противоборствовать греху и соделай нас достойными Царства Твоего. Мы грешные и недостойные – но мы вручаем себя Тебе: Всемогущему и Всеблагому – соделай нас праведными и достойными. Мы слабы – но мы просим Тебя, Всесильный, – возьми нас такими, какие мы есть, и соделай нас такими, какими Ты хочешь нас видеть. Всецело вверяем себя воле Твоей святой. Управь нашу жизнь, как Тебе угодно: только бы она протекала на счастье нам и ближним нашим, и во славу Твою, Господи!

Аминь.





  • Литература
  • 1) Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. СПб., 1994.

    2) Свящ. Павел Флоренский. Сочинения. Т. I. М., 1994.

    3) Ключевский В.П. Курс русской истории. Т. III. М., 1937

    4) Свящ. Иоанн Дмитриевский. Жизнь и смерть. Харьков, 1916.

    5) ротоиерей Родион Путятин. Полное собрание поучений. СПб., 1884.

    6) Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Голос вечности. СПб., 1994.

    7) Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Т. 11. СПб., 1895.

    8) Дикий А.И. Русско-еврейский диалог. Нью-Йорк, 1971.

    9) Нилус С. Близ есть при двeрех. Сергиев Посад, 1884.